Прот. Владимир

Революция 1917 года

Я писал уже здесь, что несколько последних десятилетий меня, как и многих людей в России, мучил вопрос о том, как так получилось, что 150-200 тысяч большевиков (0,1-0,2% от всего населения) не только смогли совершить осенью 1917 года государственный переворот, но, ввергнув страну в чудовищную гражданскую войну, смогли победить и политических противников, и иностранных интервентов, и право-левых уклонистов из своих рядов. Всего погибло в эти годы 10,5 млн человек, более 2 млн эмигрировали.

Я много чего знаю об этом: прочел и историков, и писателей, и документы, и мемуары – собрал в личной библиотеке более 200 самых важных книг на эту тему.

Можно много говорить о конкретных исторических фактах – о неспособности Временного правительства к решительным действиям, о провале проекта Учредительного собрания, о поражении в тех или иных боях белого движения, о чудовищном Брестском мире, о «красном» и «белом» террорах, о предательствах национальных движений на окраинах России, однако все они упираются в три фактора:


1. Сопротивление большевикам было лишено главного – мировоззренческой основы. Духовный стержень русской нации – Православие – было дискредитировано, были разрушены сложившиеся многовековые традиции и ценностные ориентиры народа,

2. Сопротивление не смогло противодействовать пропагандистскому и идеологическому манипулированию со стороны большевиков, предложивших российскому народу классовую теорию «революции», а кроме того, посуливших народу решения вопросов о мире, земле, суде, печати, свободе совести. Неважно, что ни мира, ни земли, ни праведного суда, ни свободы печати и совести люди так и не получили – «большая ложь» сделала своё пагубное дело.

3. Но самое главное (и это с прискорбием я, священник, вынужден признать) – в марте-июле 1917 года практически все, за редким исключением, русские священнослужители поддержали февральскую революцию, предали своего царя и приняли распад Российской империи как неизбежную данность. Тем самым, они безответственно легитимизировали буржуазную революцию, согласились с республиканским видом правления и с навязанным «демократами» разрушением какого-либо единства нации.


Изданные недавно книги историка М.А. Бабкина «Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году» («Индрик», 2008) и «Священство и Царство. Россия, начало ХХ века – 1918 год» («Индрик», 2011) содержат тысячи документов, подтверждающих этот печальный вывод. Я со многими прямолинейными и категоричными интерпретациями и комментариями автора не во всем могу согласиться, но документы говорят сами за себя – это одна из самых трагических страниц церковной истории.