February 20th, 2015

Прот. Владимир

«Во дни печальные Великого поста…»

Сегодня в газете «Культура» вышла моя статья. Такую важную тему пришлось уместить в маленькое газетное пространство буквально пунктирно. Когда писал, видел перед собой человека, в церкви бывавшего несколько раз – и то случайно.

Незадолго до гибели Александр Сергеевич Пушкин переложил на стихи молитву преподобного Ефрема Сирина. Давайте вспомним и то и это.

Господи и Владыко живота моего,
Дух праздности, уныния, любоначалия и празднословия не даждь ми.
Дух же целомудрия, смиренномудрия, терпения и любве даруй ми, рабу Твоему.
Ей, Господи, Царю, даруй ми зрети моя прегрешения и не осуждати брата моего, яко благословен еси во веки веков. Аминь.



Collapse )

Прот. Владимир

Христианское отношение к войне

Часто вижу в комментариях моего журнала всяческие рассуждения на эту тему. Люди, считающие себя христианами, позволяют себе высказывания, противоречащие евангельскому пониманию войны: или крайний пацифизм, или агрессивное отношение к «врагу». Одна из самых выверенных и прописанных глав в Социальной концепции нашей Церкви посвящена Войне и миру. Прочитайте очень внимательно, а лучше – целиком всю эту 8 главу (http://www.patriarchia.ru/db/text/419128.html). Приведу выдержки из нее:

«Земные войны суть отражение брани небесной, будучи порождены гордыней и противлением воле Божией. Поврежденный грехом человек оказался вовлечен в стихию этой брани. Война есть зло. Причина его, как и зла в человеке вообще, – греховное злоупотребление богоданной свободой».

«Неся людям благую весть примирения (Рим. 10. 15), но находясь в «мире сем», который пребывает во зле (1 Ин. 5. 19) и исполнен насилия, христиане невольно сталкиваются с жизненной необходимостью участвовать в различных бранях. Признавая войну злом, Церковь все же не воспрещает своим чадам участвовать в боевых действиях, если речь идет о защите ближних и восстановлении попранной справедливости. Тогда война считается хотя и нежелательным, но вынужденным средством. Православие во все времена относилось с глубочайшим почтением к воинам, которые ценой собственной жизни сохраняли жизнь и безопасность ближних».




Collapse )
Прот. Владимир

Просьба о молитве

В нашем храме мученицы Татианы установлена традиция – в Великий пост мы дома вместе с прихожанами читаем Псалтирь. Делимся на двадцатки: первый (это всегда священник) начинает читать первую кафизму, другой – со второй и т.д. Таким образом, в день прочитывается вся Псалтирь. После первой «славы» читаем список о «здравии» (каждый участвующий предлагает 5 имен), после второй «славы» – об «упокоении», и в конце опять список о «здравии». За 40 дней поста мы прочитываем два раза Псалтирь.

У каждого нашего священника 2 или 3 двадцатки. В этом году мне прибавились 2 двадцатки из храма свят. Василия Великого.

Некоторые священники читают вместе Евангелие по главе в день по тем же правилам.
Если кто-нибудь из вас совершает подобное домашнее молитвенное правило, нижайше прошу вас прибавить несколько имен о здравии: тяжко болящих Ирину, отрока Андрея и Александра, ну, и меня, грешного, «со сродниками».



Об Ирине и отроке Андрее я уже писал. Кстати, мальчику Андрею, да и Ирине – намного лучше. Спасибо за молитвы!!!

Сейчас расскажу о моем друге Александре Соколове. Это один из лучших современных иконописцев. Он расписал несколько десятков храмов не только в России, но и в США, Японии, Польше, Греции, Кипре. Церковные люди знают его по знаменитой иконе «Неупиваемая чаша» (1993), что в Покровском храме Серпуховского Высоцкого мужского монастыря, которая растиражирована десятками тысяч копий.


Ему сейчас очень туго – страшная болезнь. Молитва о нем очень-очень нужна.